Спаси себя – и хватит с тебя

Здоровье

«Если бы искусство изменило людей, мы бы уже жили в раю — столько прекрасного было создано». Азамат Цебоев, редактор журнала «Московское меню», поговорил с Петром Мамоновым о самом главном.

Спаси себя – и хватит с тебя

Петр, расскажите немного о своем детстве, о семье?

Моя семья очень важна. Я вырос в хорошей семье, где мама и папа занимались любовью. Не дети, внучки, квартира, работа … Они могли мне сказать: «Петя, мы хотим побыть одни, поехать и остаться с нашими товарищами на несколько дней».

А Петя …?

И Петя пойдет. Товарищам. Дело не в этом. Должна быть иерархия. Первое место — Бог, второе — жена или муж, потом дети, потом внуки, потом работа, потом друзья … Лестницу надо строить. Вам нужен Мерседес, вам нужна хорошая мастерская, вам нужны деньги. Но позже. Позже. Первый Бог. Что есть Бог? Это Дух. Что это за дух? Милая! Что насчет любви? — Отдавать. Все очень просто.

Мои мать и отец занимались любовью, то есть они выполнили план Бога. А дети — мой брат Альёша и я — смотрели и учились на этом. И он остался с нами на всю жизнь. Нас учили правильно жить. Как надо любить, жертвовать, помогать. Моя мама рассказывала мне разные истории о воспитании детей, когда не разговаривала со мной два дня, когда я был виноват в какой-либо грубости или гадости … С ранних лет она прикладывала ко мне много усилий, и теперь я пожинаю плоды этих усилий. Все, что во мне чистое, доброе и светлое, конечно, исходит от Бога, но из детства.

Чего хочет мужчина? Быть любимым. Чего ты хочешь, когда приходишь ко мне? Чтобы я мог принять вас нежно, сказать вам все, что вы хотите, позволить вам сфотографировать меня … И я должен преодолеть себя, через мое истощение, через свою гордость, и перейти к вам. Зачем я это делаю? Пусть Бог не оставит меня. И если я выгоню тебя сейчас, что я буду без него делать? Ночью как я буду спать?

Но вы делаете это время от времени, верно?

Уже нет. Уже нет! И делаю это не из чисто прагматических соображений. Я хочу жить с Господом, со Святым Духом, конечно, в моей мере; и для этого имеет смысл преодолеть себя. Я хочу, чтобы оставшиеся дни моей крокодиловой жизни служили Богу, а не мне, хотя бы немного. Это то, что я хочу. Это моя основная задача, все остальное — второстепенная задача или даже не помощь.

Апостол Павел говорит: «Едите ли вы или пьете, все делайте для славы Божьей». Вот я шью себе красивый гардероб. Для чего? Чтобы я мог посмотреть его позже, насладиться им и в таком настроении сделать хорошее радио-шоу об Элвисе Пресли.

Что 15-летний подросток послушает его и скажет: «Ага! Я тоже хочу послушать эту позитивную музыку». Один из ста. Вот и устроил шоу … Смотрю на прессу: впервые такая волна понимания. И я рад. Не потому, что меня хвалят, я к этому привык, а потому, что они это понимают.

И почему они это получили?

Что-то сработало. Хотя работа не идеальна, мы ее улучшим. Но это о вещах, которые интересуют всех: о любви и о том, как ужасно без нее. А журналисты — самая безбожная публика. И это сработало! Люблю позитив — хватаю, тащу за нитку и вообще мне кажется, что в нашей стране многое меняется. И в конце концов, Бог. Он как? Он может пойти туда-сюда. Он всемогущий. Так что если мы все попробуем, каждый из нас: Петенька, Васенька, Зиночка, Клавочка, Вера Аркадьевна — мы все будем стараться, Господь скажет: «Я сделаю ради них, ради них эта страна будет хорошей».

В этой стране все будет хорошо?

Ответ есть в каждом из нас.

Итак, каждый из нас несет ответственность за мир?

Конечно, есть! «Общество состоит из людей», — сказал Энг В. Гоголь. Что такое общество? Общество — это ты, я, он, она, поешь эту дурацкую старую советскую песню. Серафим Саров говорил: «Спасайся — и хватит». Для себя! Вы должны делать это для себя, а не для общества. Вам не нужно размахивать лозунгами, махать тряпками или выходить на улицу. Вы можете сделать это позже, снова легально. И все эти истории …и живи в свете с Богом, Который никогда не предаст ». Если мы, христиане, сожжем себя в огне, огонь будет зажжен огнем. Иногда мне верят молодые люди в капюшонах … которые больше ни во что не верят, так что мы им не поверили. Особенно наши интеллектуалы …

Вы не интеллектуалы?

Точно нет.

Твои друзья?

Интеллигенция из какого слова? «Интеллект». Интеллект какой? Интеллект. Интеллект какой? Марокко. Чем морализован? Гордость. Гордость оглушает, затемняет разум. Тогда возникает вопрос: почему нам дан этот ум? Ум — хранитель сердца. Знаете, как бывает: все болит, но щепотка жива. Вот и все, что осталось — щепотка вылезет, а остальное пфф! — Черви его съедят. Это то, что вы есть. Маленький маленький. (Указывает пальцами на щепотку.) Вообще-то, перед Богом она очень большая. А потом его извлекут, поместят в новое тело, и у каждого будет свое великое имя. Итак, я читаю об этом и думаю: «Я хочу поехать туда, мне больше ничего не нужно». Это то, что нам обещали! «Я направляю воскресение мертвых и жизни будущих поколений. Аминь». На этом кредо заканчивается. Неважно, что на этом все заканчивается.

О мертвых есть канон: «Если твоя тень так же прекрасна, как твоя …» Я выхожу каждый день: такие тучи, такие … Бог, как художник, делает меня таким, этим, этим. Дождь снег …! Даже если наш мир так прекрасен, что Творец всего этого ?! Вы говорите парню, который двигает веной — иногда он мутный, а иногда открывает рот и прислушивается …

Где вы их взяли, эти ребята? Они приходят к вам?

Где их не взять? Они повсюду, героин сейчас на каждом углу. Некоторые ребята приходят на концерты, с некоторыми мы дружим … Не будем сходить с ума от эмоций, но мы должны сохранять чистоту своей веры и правды. Лучше умереть за правду, чем от водки или передозировки. Это то, что должна делать пресса, это то, что она должна убирать. Как? Художественно. Во всех отношениях. Думая, ломая голову. Зачатие нас так же прекрасно, как и множество прекрасных мыслей, всевозможных чувств, всего самого лучшего … Итак, по сравнению с зачатием, я тону.

Что помогает нам плавать?

Бог плюс наши собственные стремления. Синергия. Две энергии: пытаться удержаться от греха и просить Бога. Не в одиночку. Бог также не может спасти нас без нас, хотя Он Всемогущий, но Он дал нам свободу. Почему? Потому что нельзя быть милым на основании палки. Вы можете любить только свободно. Это шаблон.

Затем наступает беда. Вот тогда и начинаются тонкие вещи. Для этого есть сто томов наследия Святых Отцов. Там, как и в прайме, каждое движение нашего духа, души и тела оформлено нитью, и все записано от начала до конца. Кто заинтересован, будет исследовать его.

Я читаю Исаака Сирия, святого седьмого века, и думаю: откуда он все обо мне знает? Все! Каждая кривая. И то, что я только что сказал, и что я буду чувствовать, и что потом будет и как. Оно работает. Это работает, потому что это идея, это человек, созданный по образу и подобию Божества. Представьте себе: мы к этому привыкли, мы как Бог, мы такие же, мы духовные существа. У нас есть это желание, это шестое религиозное чувство. Христианская жизнь — это ежедневное прямое общение с живым Богом. Вот мы сидим — Христос стоит рядом с нами. Он смотрит на меня и видит все: что я говорю из бравады, как я раздражаюсь — я всегда стараюсь перед ним.

Вы все время это чувствуете?

Иногда забываю о Боге, суете, тут же пусто. Я не могу и не хочу иначе жить без Него.

И иногда…

Есть моменты. Но дело не в этом. Дело в направлении движения. И вы можете стать бесконечно лучше, но также и хуже. Вы можете стать бесконечно хуже. Ты такой плохой, такой лживый пьяный, ты всех убил — успокойся, дядя, может быть и хуже. Наша вера — это спасение и созидание во все времена, без выходных. Закон брошенного камня: он всегда летит — либо вниз, либо вверх. Прекрати это падение.

Является ли творчество средством спасения?

Это в природе души. Напоминаю: «по подобию» Бог есть Творец. Но если мотивом творчества является служение людям, то оно становится средством спасения. Я актер, давно работаю в театре и знаю, что как только ты выходишь уверенный, сильный, успешный и твоя роль в душе, вот и все — спектакль плохой. А если вы застенчивы и неуверенны — то смотрите видео и думаете: откуда оно взялось? Вы должны позволить Богу действовать. И как? Успокойся, сдайся: «Господи, я ничего не могу сделать, только ты …»

Эти тексты тоже так выходят?

Есть определенные вещи, которые проработаны, конечно, техника. Это зависит. Но самое главное — вы должны испытывать жажду, точно так же, как вы не пили уже десять дней, вы не должны испытывать жажду хоть немного. Я все время живу с широко открытыми глазами. Смотрю туда, смотрю туда, смотрю на себя …

Оцените статью
Женский Мир