Все плохое, что вы слышали о московском модельном бизнесе, правда, — говорят модели

что вы слышали о московском модельном бизнесе Отношения

Евгения Порфирова, 19 лет, студентка второго курса факультета журналистики МГУ, представляет агентство Grace Models.

В модельный бизнес я попала случайно: друг позвонил мне на собеседование в Point Management Modeling School. Меня случайно заметили, а ее нет. Я записался на двухмесячное обучение, начал ходить на кастинги, мне предложили работу. Вскоре я подписала контракт и стала официальной моделью агентства. А летом 2013 года я уехал в командировку на четыре месяца в Гонконг. Я тогда закончил десятый класс. Мне было 16 лет.

Я подписала договор с агентством со своими юристами только после внесения собственных изменений. Потому что после прочтения это выглядело так, как будто я была рабом. Вы никогда не должны подписывать какие-либо документы в агентстве без юридической консультации. Вы должны пойти на уступки, если вы важны для них как модель, которая принесет деньги в корыто. Обычно 20% от заработка поступает в агентство. Независимо от того, есть у вас контракт или нет, вы постоянно платите 20%. А после поездки в Гонконг я фактически отдал российским и зарубежным агентствам более половины заработка. Ведь у меня осталось совсем немного — из полумиллиона рублей я получил только 180 тысяч.

Решение о том, подписывать ли контракт с агентством — это решение модели. Многие предпочитают работать без официальных документов. Так вы почувствуете себя более свободным. Вы можете принимать участие в фотосессиях и аттракционах, не беспокоясь о том, что начальник узнает: модель агентства не имеет права принимать предложения, которые не идут ее работодателям. Также не нужно месяцами ждать оплаты и платить агентству проценты. Вот как это работает в этом бизнесе: после шоу или перестрелки деньги не попадают в руки, а они отправляют их начальнику. Они могут прийти через месяц-два. Они могут прийти через полгода, а могут и не прийти вообще. Модель заработной платы практически не регулируется, и это самая большая проблема в модельной индустрии, особенно здесь. У меня были случаи, когда деньги терялись и никогда не приходили. И с этим ничего не поделать.

«Чем известнее это издание, тем меньше вы зарабатываете за него. Например, за обложку Vogue модели ничего не получают».

В сегодняшнем модельном бизнесе в Москве очень большая конкуренция. Даже на подиуме не пробиться. В последнее время я появляюсь только с Юдашкиным — регулярно и охотно участвую во всех его шоу в Москве, несмотря на свою скромную зарплату. Дело в том, что оплата моделирования зависит от имени дизайнера: чем он известнее, тем меньше вы зарабатываете. Считается, что сам факт работы у известного дизайнера дает вам преимущество перед другими. Игорь Гулаев, Вячеслав Зайцев: все очень мало платят. То же самое и с журнальной лихорадкой: чем известнее публикация, тем меньше денег или вообще не платят за нее. Например, за обложку Vogue модели ничего не получают.

Проблема моделирования в том, что там слишком многое зависит от человеческого фактора. Человеческие модели часто не принимаются в России. На отливках могут полить грязью, сказать, что ты толстая и некрасивая. Нет человеческого отношения к моделям. Почему, например, многие модели страдают анорексией? Девочки, только что вошедшие в бизнес, говорили ему: «О, если бы я сказал профессионалу, что я толстый, мне нужно немедленно похудеть» и так далее. Я знаю много таких случаев: девушки морили себя голодом и считали это красивым. За границей о ваших недостатках никто даже не упомянет. Если по параметрам вы не подходите ни для одного шоу, вам вежливо откажут.

Когда я был ребенком, у меня было негативное впечатление от моделирования жизни. Как будто все было заправлено кроватью. Это были добровольные мысли, я не знал, как все произошло на самом деле. Но до сих пор моделирование все еще иногда приравнивают к проституции. Конечно, бывают случаи, что на стороне иностранные фотографы, никак не связанные с агентством, приглашают вас на фотосессию, просят раздеться.прочь, и всех поймают. К счастью, это единичные серии. Чтобы этого не произошло, вам лучше поручить всю работу через агентство. Тогда вы будете защищены.

Много предложений по сопровождению успешных мужчин. На самом деле это эскорт-сервис, но мы называем это «эскорт». Они платят за это в евро, а не в рублях, и за одну ночь можно получить много денег, поэтому многие соглашаются. Это настоящая история моей сестры. Ей позвонили из модельного агентства и предложили кого-то сопроводить: она просто сидела и разговаривала в ресторане. Ее сестра объяснила, что не будет никакого «продолжения» без подсказки. Однако как только ужин подошел к концу, она получает сообщение от агентства: клиент хочет «продолжить», он не может отказаться. Ее ноги блестели, поэтому она убежала оттуда. И иногда девушек уговаривают. Это зависит от моральных принципов каждого из них. Я сразу отказываюсь от такого предложения.

Аналогичный элемент есть и в работе на взлетно-посадочной полосе. На показы всегда много симпатичных солидных мужчин, которые приходят специально за моделью. На Неделе моды в Москве 2015 после показа я вышла через главный вход в Гостиный двор. Ко мне на лестнице подошел молодой человек и предложил переночевать у своего богатого друга, которому на ночь была нужна девушка. «Я видел тебя на подиуме, вот что ты делаешь». Я, конечно, огрызнулся на него, и он отступил. Я впервые сталкиваюсь с подобными вещами, но если это такой открытый подход, это означает, что многие люди согласились до меня.

Меня очень бесит, когда маленькие девочки хотят моделировать. Это не мир для ребенка. Вы должны подождать, по крайней мере, до 16-17 лет. Я помню, как одна девушка написала мне, очень юную: «О, ты такая красивая, я тоже хочу познакомить меня с кем-нибудь. Я прочитал ей лекцию, чтобы она не пыталась делать это, пока не станет более сознательным. Дело в том, что Есть много практических приемов лепки, которые могут привести к плачевным результатам. А ребенок этого не понимает, он может заткнуться и все такое. Детям здесь нечего делать.

Сейчас для меня моделирование — это скорее профессиональное хобби и подработка. Никогда не думал, что буду делать это навсегда. То, что вы находитесь на Неделе моды и собралось много звезд, чтобы посмотреть на вас, мне уже мало. А если есть возможность сфотографироваться, пусть даже бесплатно, то я все для этого. Мне все равно, сколько они платят, мне нравится сам процесс.

Кайя, 16 лет, пошла на курсы модели в надежде сделать карьеру.

В 2013 году я два месяца проучилась в школе Вероны, популярном московском модельном агентстве. Обычно в каждом агентстве работают скауты — люди, которые набирают потенциальных моделей через Интернет. Их задача — рассылать приглашения как можно большему количеству людей, заманивая их в агентство. Они просматривают ваш профиль в социальной сети и, если вы им нравитесь, отправляют анкету для заполнения. Чем больше людей приходит, тем больше денег получают разведчики. Мне никто не писал, я сама заполнил анкету на сайте агентства, потом со мной связались и вызвали на собеседование. Моя первая реакция была: «Эй, меня ждет модельный бизнес!» Несмотря на мой рост 163 см, это выглядело вполне реалистично. В бизнесе есть модели, не соответствующие принятым стандартам. Подумала, почему бы не попробовать.

Мне предложили курсы дизайна одежды, фотографии и макияжа за 27000 рублей — практически весь спектр навыков, кроме актерского мастерства, которым должна обладать хорошая модель. Например, на курсах макияжа нас учили не столько макияжу, сколько скрытию вещей, которые не все знают, как наносить помаду, чтобы она оставалась идеально ровной, или как не стирать. Иногда нам также помогали придумать изображение для конкретного кадра, чтобы оно выглядело естественно, а не как панда с синяком под глазом. Нас учили калеки Екатерина Молчан — стильный педагог, профессиональная модель.и балерина. В классе она всегда объясняла, что не так, и это очень помогало ей в работе с походкой. Я действительно думала, что после курса выйдет другой человек. Я буду хорошей моделью, скоро буду работать. Агентства любят обещать, что после окончания учебы вы сможете стать профессиональной моделью, уехать за границу. И многие его покупают.

На самом деле никаких гарантий нет. Чаще всего им просто нужны ваши деньги и они не дают никаких гарантий, что вы получите стабильную работу после прохождения курса. Здесь есть нюанс: если вы как-то проявите себя в течение двух месяцев, вас могут заметить важные люди, связанные с известными дизайнерами и более крупными агентствами. Эти люди приходят на занятия в поисках новых моделей. К сожалению, первое, на что они обращают внимание, — это ваш рост. Несмотря на то, что на сайте агентства из Вероны написано: «Даже если тебе не хватает, все равно приезжай», что по сути является просто рекламой. Для них самое главное, чтобы ваш рост был выше шести футов. Если вы высокий, учтите, что вас уже выделили из остальной толпы.

Конечно, дело не только в росте. Очень часто девушки, приходящие в модельные агентства, забывают, что они тоже должны уметь ходить, позировать, быть фотогеничными — а это довольно сложно. Я понял, чего они от меня хотят, примерно на полпути. Я вырос, перестал стесняться. Талант хорошей модели — чувствовать себя свободно и комфортно, а также уметь красоваться. У вас должен быть внутренний голос, который говорит: «Я могу это сделать, я готов». Модель должна быть пунктуальной и всегда успевать на кастинги. У тебя нет права опаздывать. В школе были девочки, которые с первого дня начали вести себя высокомерно. Они думали, что, поскольку они платят деньги, все должны танцевать перед ними. Были случаи, когда девочки хамили и плакали после школы. Вы должны понимать, что реальная сторона модельного бизнеса довольно сложна. И никто вас не пожалеет.

В конце обучения модельная школа обычно дает своим ученикам возможность попасть в какой-нибудь журнал, такой как «Здоровье школьника», или стать звездой в зернистой рекламе. Но с другой стороны, не все входят. Из пятисот девушек выберут только две-три, и вас, вероятно, среди них не будет. Проблема в том, что запросов к моделям меньше, чем к моделям. Дополнительно для каждого запроса есть определенные критерии: цвет волос, конкретный цвет глаз, рост. Не всем они подходят. В течение месяца после выпуска я рассматривал возможные предложения, кастинги, но некоторые факторы меня остановили. Во-первых, это довольно кропотливый процесс. Вы должны продолжать ходить на прослушивания, после которых обычно слышите: «Знаешь, вернись в следующий раз, может быть, ты станешь еще выше». Через некоторое время это утомляет, хочется всего сразу. Во-вторых, я банален, мне не подошли параметры — вся необходимая высота была минимум 165 см. Постепенно перестал искать новые предложения и набирал баллы.

В модельную индустрию я не вернусь по одной простой причине — я не хочу посвящать свою жизнь этой работе. Это больше не было моей целью. Для меня это было временным хобби, и мне всегда казалось, что моделирование — это просто вешалка для одежды на показе мод. Вначале, входя в этот бизнес, вы пытаетесь вписаться в ту форму, которая вам навязана, но потом понимаете, что это сложно и болезненно, да и того просто не стоит. Большинство людей в этом бизнесе не заботятся о ваших чувствах, потому что все, что они хотят, — это добраться до вершины.

15-летняя Ника впервые вошла в каталог фотографии в 9 лет и получила свою первую зарплату.

Когда мне было 12, я пошла в школу моделей Baby-Teen, где изучала позирование для фотографий и моделирование. Моя модельная жизнь в то время была в руках мамы, она отвечала за организацию моего участия в фотосессиях и шоу. Наконец, осенью 2015 года меня написали скауты и пригласили в школу Grace Models. Занятия проводились один раз в неделю в течение двух месяцев. Нас учили основам макияжа, организовывали фотосессии, где фотограф подробно объяснял правила поведения модели — как передать то или иное настроение, как рекламировать одежду или украшения, какие бывают фотосессии. Мы снимали час или два, а в конце недели выпустили оригинальные фотографии и ретуши, которые попали в портфолио. Итак, через два месяца у меня уже было по восемь профессиональных фотографий в каждом направлении.

Уже во время стажировки, будучи студентом агентства, вы можете участвовать в проектах, предлагаемых менеджерами. Конечно, в Москве устраивают открытый кастинг, в котором принимают участие сотни начинающих моделей, но вероятность того, что они туда поедут, ничтожна. Большинство предложений поступает в определенные агентства

Оцените статью
Женский Мир