Личный опыт Я работаю моделью — и у меня много вопросов к этому бизнесу

Личный опыт Я работаю моделью Новости

Вокруг модельной профессии — ореол идеализированных представлений о красивой жизни: в глазах обывателя это не работа, а отдых. Я сразу вспоминаю суперзвезд 90-х, таких как Кейт Мосс и Линда Евангелиста с ее знаменитой фразой: «Я бы не встала с постели меньше чем за десять тысяч долларов».

На самом деле все не так радужно: это подтвердил недавний скандал на Парижской неделе моды, когда условия работы и трудовая этика моделей практически впервые появились в непромышленных СМИ и социальных сетях. Российская модель Катя Ожиганова, которая в настоящее время живет и работает во Франции, поделилась с Wonderzine своими взглядами на различные аспекты модельного бизнеса, о которых она не имеет привычки говорить открыто.

Я приехала во Францию ​​в 2013 году, чтобы изучать компьютерную лингвистику: мой университет находился в Страсбурге, иногда я ездила в Париж. Однажды друг показал мне мое портфолио кастинг-агентства под названием Casting Office. Эта организация занимается кастингом, другими словами, это связь между клиентами и модельными агентствами. Все обошлось: я понравилась и стали звать на фотосессии. Обычно крупные клиенты отказываются работать с независимыми моделями: дизайнер или фотограф всегда может представлять и работать на себя, но если вы модель, вы должны присоединиться к какому-либо агентству, которое свяжет вас с вашими клиентами. Я подружилась с кастинг-директором Брайс Компаньон, меня приглашали в разные проекты; Оказалось, что я не аффилирована с агентством, но работать могу.

Стоит отметить, что все это происходило до мирового расцвета уличного кастинга: хотя с начала 2000-х во Франции существует журнал WAD, пропагандирующий уличный стиль, массовое вовлечение в работу с нестандартными моделями началось только недавно. Я пыталась работать с большим традиционным агентством, но быстро покинула их и в конце концов был приглашена парнями из небольшого мужского агентства Rock Men, которые знали меня по кастингу. Я единственная девушка в Rock Men.

Есть много неприятных моментов в модельном бизнесе, о которых не так много говорят, и большинство из них связаны с финансами. Во Франции, например, очень высокие налоги. Допустим, агентство подписывает с клиентом договор на создание лукбука. Клиент получает листок бумаги, на котором записывает, сколько он должен заплатить — очевидно, модели не знают, сколько обсуждается, это остается между агентством и клиентом. А потом около 30% — комиссия для агентства, и еще 30% идет на всякие процедурные вещи и налоги, и в итоге получается модель с 30-40% от суммы, которую клиент заплатил за свою работу. Ирония заключается в том, что 36% — это обязательный минимум, по которому модель должна быть законно оплачена, но на самом деле все придерживаются этого правила, чтобы не платить за модель более 36%.

При этом не оплачивается огромная часть работы — например, все съемки для печати (монтаж). Очень редко какие-либо богатые издания готовы платить за редактирование, но это исключение. С девяностых годов существует негласное правило: если ты работаешь на прессу, тебе не платят.

Девушки приходят в модельный бизнес, думая, что это такое расслабленное времяпрепровождение, а через пару лет смотришь — они все уставшие и высохшие

Заработать на стороне тоже невозможно: после подписания контракта с агентством модель не имеет права заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. Если ваше агентство узнает, что вы летите куда-то на Луну — даже если это были ваши коллеги-дизайнеры, которые звонили вам, чтобы снять рекламу для их выставочного зала за наличные — у вас будут проблемы, пока ваш контракт не будет расторгнут. А контракты с агентством никогда не бывают эксклюзивными: если бы они были эксклюзивными, модели оплачивались бы по закону. И, конечно, нет зарплаты: она зависит от спроса и объема работы.

Оцените статью
Женский Мир